00:28 

Kingsman| Как винтовка

Тетушка Гарик
Defective
И фик оттуда же.

Название: Как винтовка
Автор: Тетушка Гарик
Бета: D. Oranus
Размер: мини, 1167 слов
Персонажи: Эггзи Анвин, Гарри Харт, Мерлин
Категория: джен
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Мерлин занят на другой миссии, поэтому Эггзи ведет новый координатор

На старте миссии Эггзи впервые слышит в наушнике голос нового координатора. Тот в пять минут озвучивает рекомендации по заселению в отель и заодно подбрасывает крайне любопытную информацию насчет участников эдинбургского заговора. Разумеется, предполагаемого.

— Разве я работаю не с Мерлином?

Координатор — единственная позиция, где Эггзи не потерпит чужака.

— Мерлин на деле особой важности, — чужак не думает сбиваться с темпа. — Сопровождать вас буду я. Вернемся к сути дела.

— И давно вы в Кингсмен? — жестко обрывает его Эггзи.

Он озирается по сторонам в поисках нужного выхода из аэропорта.

— Подольше вашего, — хрипло смеется координатор. Возраст угадать сложно: голос намеренно искажен фильтром. — Поворачивайте налево. Первый раз в Эдинбурге?

— Будем надеяться, не последний.

Судя по локальным вспышкам агрессии, дело Валентайна процветает. Горстка здешних умельцев наловчилась использовать симки по-своему. Эггзи ныряет в кэб и пробует проявить крохи доброжелательности, которые сохранились в нем после путешествия в Анголу:

— Как считаете, спутниковый сигнал может заставить порядочных граждан разносить кварталы?

Грабить банки, четвертовать старух, отстреливать кошек и бить стекла. Орать в три горла проклятия и начисто забыть об уголовном преследовании.

— Много дурного может случиться, если играть с человеческим подсознанием.

Эггзи выпрямляется на сидении и жестом вызывает на экран очков данные координатора. Вместо геолокационной отметки на панели мигает ошибка доступа. Дальше с правами Эггзи хода нет. Кэб ныряет в пробку, плавно перестраиваясь в правый ряд.

— Может, все-таки представитесь? — предлагает Эггзи. — Уверен, так мы сработаемся быстрее.

На другом конце провода скрипят кулеры серверной. Эггзи в красках представляет цокольный этаж особняка Кингсмен, где Мерлин любит коротать смены с командой аналитиков. Голос оживает:

— Зовите меня координатором. Уверен, вы ни с кем меня не спутаете.

— Шутки шутим, значит, — кисло откликается Эггзи.

Координатор единственный, кто выходит на связь через день и через неделю, когда терпению Эггзи приходит конец.

— Что значит “ожидать”? — орет он в динамик, поливая асфальт пивной пеной.

На Эггзи снова джинсы, видавший виды бомбер и, конечно же, кеды, которые он, как мальчишка, таскает за собой миссия за миссией.

В Эдинбурге его принимают за своего. Эггзи стоит посреди разоренной улицы, и с неба, откуда-то с верхних этажей, сыплется стеклянная крошка, покрывая его сдвинутую набок кепку праздничным, мать его, салютом.

— Персиваль зашел к проблеме с верхов. Сейчас он проверяет разведданные, без этого не обойтись.

Эггзи распил достаточно пива с эдинбургским отребьем, но не выяснил ничего, совершенно ничего ценного.

— Мы заботимся о вас, — голос Координатора, кажется, немного смягчается.

— Точняк, — Эггзи сам не замечает, как с лощеных, вызубренных интонаций переходит на родной кокни, — заботитесь, прям как о предыдущем Галахаде.

Координатор отсоединяется. По заведенной традиции система очков надежно скрывает его нахождение. Эггзи смотрит под ноги, поудобнее перехватывает биту и как следует заряжает несущемуся мимо парню с зажатым под мышкой кассовым аппаратом.

Эггзи ничем не отличается от спятившей толпы и вечером отрывается на полную. Если мир Эдинбурга сошел с ума, почему бы не составить ему компанию? От руин не убудет. Поколачивая шпану с соседней улицы, он прикидывает, что так, должно быть, чувствовал себя и Гарри, выбивая дурь из боголюбцев в Кентукки. Ужаленный фильтрами голос пару раз вклинивается в шум побоища, но довольствуется только бранью Эггзи, сплюнувшего зуб на мостовую.

Наутро Эггзи собран, начищен и отполирован, как армейская винтовка. Каждый винтик на своем месте. Разве что вправленный вывих еще долго будет о себе напоминать. В костюме и сорочке, Эггзи всматривается в зеркало гостиничного номера. С обратной стороны на него утыкается взглядом двадцатипятилетний бык, который только и делает, что надувает от злости жилы. Гарри бы непременно справился, говорит себе Эггзи и — осекается.

— Вы верно сказали, — признается отражению Эггзи. — Насчет человеческого подсознания, сэр.

Координатор без единого звука выдает на очки долгожданную новость: Персиваль дает добро на нейтрализацию зачинщиков беспорядка. Вопрос с властными структурами мягко урегулирован. Эггзи скалится, растягивая полоску рта. Урегулирован — значит куплен, и кнут променян на пенсовик.

Он убеждается в этом снова, когда замечает особые нашивки на форме охранников, засевших у паба на окраине Эдинбурга. Сюда мышь носа не сунет, а снаряжение у караула самое высококлассное.

— Это что, правительственный эксперимент? Какого черта здесь творится? — Эггзи вcкидывает брови, подсчитывая через тепловизор количество охраны.

Чокнутые технари не могут позволить себе столько наемников. А вот политик… Политик может.

— Персивалю подсунули фальшивку!

Ушная гарнитура шипит.

— Вы справитесь с зачисткой на сто процентов, Эггзи, — голос Координатора сух, как лист пергамента.

Координатор впервые называет его по имени, и это слегка успокаивает. Хоть кто-то в жизни Эггзи готов говорить то, что ему больше всего хотелось бы услышать.

— Откуда вам знать?

Он достает заготовленную снайперку и опускается животом на пыльный бетон. С крыши получится снять наемников у входа и тех, что явятся следом. Нужно выиграть максимум времени и патронов с дробью. Не каждая цель требует выстрела в упор.

— Я видел, — мнется Координатор. — Видел записи из бункера Валентайна. Вы — хорошая смена, Галахад.

Когда Эггзи, приволакивая ногу, тащится до вызванного кэба, когда он, скуля от огнестрела, разбирает оружие на заднем сидении, а потом смурно плетется в номер, обнимая тряпье с металлическим звоном внутри, Координатор пропадает. Эггзи проваливается в сон. В ушах звенят выстрелы, искусственный голосовой фильтр просверливает скворечники в его черепушке.

***

Мерлин кидает ключи в чашу для мелочи у дверей, стягивает ботинки. Пока он наводил мосты на Востоке, Персиваль и Анвин остались без поддержки. А ведь Мерлин еще не успел свыкнуться с уходом Джеймса, о нет. Такие раны не заживают.

Он втягивает носом пыльный воздух:

— Разве я не просил присмотреть за всем, а, Гарри?

— Я решил проблему Эггзи и Перси, если ты об этом.

Гарри кутается в плед и уговаривает себя согреться в это лето, больше напоминающее ветреную затяжную весну. Пальцы Гарри пляшут над мышкой. Он ведет точку с именем Эггзи, даже когда тот благополучно возвращается домой. Точнее, в дом Гарри, к тошнотворным незабудкам у лоджии, коврам и коллекции бабочек в отхожем месте. Гарри она, в сущности, нравилась.

— Поддержка с воздуха, — замечает Мерлин. — Элегантное решение для Эдинбурга, не так ли?

Гарри шипит сквозь зубы.

— Не знал, что стеклянный глаз превращает любого в злодея-затворника. Ты же не злодей, Гарри, — Мерлин кладет ладонь ему на плечо, но прежнее чувство юмора вернется к Гарри еще нескоро. — Дай себе хоть немного продыху.

Пока Гарри замкнут, потерян и необщителен. Мерлин понимает, почему.

— Я хочу остаться для него легендой, а не обузой, — выжимает из себя Гарри, комкая в руках плед.

Лихорадочность движений — еще одно последствие черепно-мозговой травмы, которую подарил Гарри Валентайн, будь тот неладен. Гарри собирает в складки скатерти, занавески и простыни. И категорически не желает, чтобы Эггзи это в нем заметил. Чтобы понял, во что превратился его наставник. Гарри не приходит на ум: Эггзи будет счастлив просто от того, что Гарри выжил.

Мерлина скручивает приступ ностальгии. Все они умирали и воскресали согласно правилам и этикету. Один Гарри всерьез опасается за то, что правды в их легенде станет больше, чем лжи. Слишком старательно он передавал эту ложь Эггзи, вместе с блеском металла, пороховой заправкой и запахом кожи. Что уж там, Мерлин и сам частенько покупался на браваду Гарри Харта, считая ее своей допустимой слабостью.

— Знаешь, что плохого в легендах? К ним никогда не прикоснешься по-настоящему.

На затылке Гарри три шва-скрепки. Мерлин помнит, что снимать их полагается только через месяц.

— Пора на физиотерапию. Вызови мне такси, пожалуйста.

Мерлин смотрит, как неловко Гарри разворачивается в своем кресле на двух хромированных колесах, и точно знает: Гарри вот-вот захочет вернуться.

@темы: текст, мое, Kingsman, FB

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Ляпнул - и не обоснуешь потом

главная